ГЛАВНАЯ    АРХИВ    О ЖУРНАЛЕ    ФОРУМ    ПАРТНЕРЫ
# 1 - 2 (25) январь 2005

ТЕНДЕНЦИИ /// ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Рейтинг барона Филиппа

«Инвестиционная полноценность» России: реальность или видимость?

В ОЖИДАНИИ БОЛЬШИХ ДЕНЕГ
Минувший год был столь богат на события, что и пытаться прокомментировать их все нереально, и выделить из общей массы какое-то самое-самое трудно. Хотя… Есть некое событие, в котором довольно наглядно отразилась картина российской экономики образца 2004 года.
По моему разумению, главным символом минувших двенадцати месяцев следует признать присвоение России второго международного инвестиционного рейтинга, от агентства Fitch.
Попробую объяснить свою позицию. Для этого вернемся в осень 2003 года. 9 октября члены российского финансового сообщества, что называется, проснулись в другой стране: было объявлено, что днем раньше Moody’s Investors Service, одно из трех наиболее авторитетных мировых рейтинговых агентств, подняло суверенный кредитный рейтинг Российской Федерации сразу на две ступени, с Ва2 до Ваа3, введя ее в круг стран, обязательства которых признаются приемлемыми для вложений консервативных инвесторов. Это породило многочисленные комментарии и ожидания того, что на отечественный рынок вот-вот хлынут потоком большие деньги из-за рубежа. Ожидания не оправдались. Что вполне естественно, поскольку основные игроки, скажем, американские пенсионные фонды, по-прежнему не могли инвестировать в Россию, так как по принятым ими правилам для этого требуются рейтинги по меньшей мере двух агентств.
Прошел год с небольшим, и на авансцену выступило Fitch, подняв долгосрочный рейтинг России по заимствованиям в иностранной и национальной валюте до инвестиционного уровня ВВВ-. И что? Да вообще-то ничего. Нет, увеличение спроса на российские еврооблигации происходило – в течение недели. С 15 по 19 ноября они подросли в цене на 2,75 процентного пункта, но еще через неделю упали на полпроцента от исходного значения. Вот и рублевым гособлигациям по итогам года нечем похвастаться: индекс ММВБ поднялся за это время на 0,5 процентного пункта. Индекс РТС тоже не отличился – за год прибавил всего 7% против 60% в 2003 году.
Так что же говорит нам о России-2004 состоявшаяся практически полная (Standard & Poor’s пока лишь намекает на возможность «апгрейда») «инвестиционная сертификация»?

КОЛИЧЕСТВО, НЕ ПЕРЕХОДЯЩЕЕ В КАЧЕСТВО
Подход рейтинговых агентств к страновому риску в основе своей зиждется на едином принципе: оценивается способность и готовность суверенного эмитента в срок и в полном объеме гасить свои долговые обязательства (обычно в следующие за датой присвоения рейтинга три-пять лет). Moody’s наиболее привержено этому, так сказать, количественному подходу. Fitch несколько больше обращает внимание на институциональные аспекты, как то: деловой климат, соблюдение прав собственности и т. д. Наиболее строгие и широкие критерии у Standard & Poor’s.
Таким образом, полученные инвестиционные рейтинги вполне заслуженны. В самом деле, золотовалютные резервы России растут много месяцев подряд, к концу года превысив размер внешнего государственного долга. В Стабилизационном фонде накоплены изрядные средства. Москва начала обсуждение с кредиторами из Парижского клуба возможности досрочного погашения долгов. Все хорошо, прекрасная маркиза.
Все ли?
Конечно, международный инвестиционный рейтинг снижает для бюджета бремя обслуживания существующего долга и делает более дешевыми грядущие заимствования, в особенности на внешнем рынке. Последних, впрочем, Россия в новом году производить не собирается.
С другой стороны, факт присвоения рейтинга усиливает у властей иллюзию того, что благополучие и благоденствие обрушились на нашу экономику. Когда в экономической части итогового ежегодного интервью президента звучат исключительно фанфары, от реальной картины его отвлекает в том числе и этот самый инвестиционный рейтинг. Fitch отмечает такие проблемы России, как зависимость от цен на сырьевые товары и сложный бизнес-климат, что «вызывает опасения относительно среднесрочных перспектив сохранения существенного роста инвестиций и экономики». Но именно эти, а также многие другие структурные и институциональные провалы рейтинг как раз и не отражает.

ПОХОЛОДАНИЕ ИНВЕСТКЛИМАТА
Если обратиться к оценкам, сделанным Минэкономразвития в отношении итогов 2004 года, и сравнить их с годом 2003-м, то окажется, что темпы роста перекрыты только по двум позициям – реальная заработная плата и оборот розничной торговли. Рост расходов населения, однако, подстегнул не столько ВВП, сколько инфляцию. Во-первых, потому, что эти деньги пошли в большой мере на приобретение импортных товаров, подешевевших в условиях укрепления рубля. Во-вторых, из-за летнего обострения ситуации в банковском секторе, когда снятые с вкладов средства – а их оказалось почти 20 млрд рублей – хлынули на потребительский рынок.
Впрочем, ВВП увеличивался медленнее, а инфляция разгонялась отнюдь не только из-за этого. Темпы упали по всем прочим показателям – и производству продукции промышленности, и инвестициям в основной капитал, и объемам работ, выполненных по договорам строительного подряда, и др. В общем, экономика отказывалась потреблять беспрецедентные доходы от экспорта нефти столь же эффективно, как в 2003 году. Хотя, замечу, количество денег (так называемый агрегат М2, он же – денежная масса, то есть наличность и средства на расчетных и текущих счетах в коммерческих банках) тогда выросло на 50%, а в прошлом году – меньше чем на 20.
Когда хозяйствующие субъекты сокращают свой спрос на деньги, причина в основном одна – негативные оценки перспектив бизнеса в данных экономических условиях. Если это происходит в рамках циклического спада, винить некого, это как закон природы. Но у нас, по всем данным, спадом и не пахло. Значит, сыграл свою роль другой фактор снижения предпринимательской уверенности – вернулось недоверие к политике властей. Можно как угодно относиться к Ходорковскому, можно считать историю с ЮКОСом и расправой, и возвратом законному собственнику неправедно приобретенного имущества – дела это не меняет. Главное, что бизнес в этих условиях посчитал более разумным не высовываться и не развиваться сверх минимальной воспроизводственной потребности.
Было ли «дело ЮКОСа» основной причиной или одной из причин – вопрос дискуссионный. Но в любом случае, по данным Ассоциации менеджеров, регулярно проводящей опросы в бизнес-сообществе, индекс предпринимательских оценок и ожиданий сильно упал, а это указывает на ухудшение инвестиционного климата в стране. Причем ухудшение началось еще в середине года.

ПЛОТИНЫ ВМЕСТО КАНАЛОВ
Конечно, недоверие к действиям властей и опаску вызывают не только способы решения имущественных вопросов, но и неэффективность работы правительства, сводящая на нет потенциал исключительно благоприятных макроэкономических условий.
Одним из парадоксальных последствий правительственных упражнений стало замедление темпов роста добычи нефти в России вкупе со снижением инвестиционной активности нефтяных компаний, что ставит под вопрос перспективы модернизации нефтяного комплекса. По данным Центра развития, в итоге первого полугодия 2004 года инвестиции в основной капитал в нефтяном комплексе в пересчете на тонну добытой нефти снизились на 12% и оказались в 2,6 раза ниже мировой нормы. Причиной этого, в частности, является изъятие в бюджет (и далее – в Стабилизационный фонд) практически всех доходов от продажи нефти по цене выше 25 долларов за баррель. Возможно, исполнительная власть добивается здравой цели – опустить рентабельность в нефтяной отрасли до уровня, при котором начнется переток капитала в другие сектора экономики. Пока мы, впрочем, этого не видим, да и известная фискальная, а не структурная направленность нашей налоговой политики слишком хорошо известна, чтобы заподозрить Минфин в столь изощренных планах.
Да и куда потечет высвободившийся капитал? Взгляните на банки – другой и, в общем-то, главный источник инвестиционных ресурсов здоровой экономики. Они вроде вполне оправились от летней встряски. На корреспондентских счетах в Банке России накопилось более 400 млрд рублей. Конечно, известная их часть предназначена для обслуживания текущих трансакций. Но немалая сумма просто лежит без дела в ожидании выгодных проектов. С другой стороны, бизнес не слишком рассчитывает на банки, финансируя свои потребности на 95% за собственный счет. Ежели потребности, как мы видим, сокращаются, сужается и поле приложения сил у банков.

ВЕРЯТ ЛИ ИНОСТРАНЦЫ В РОССИЙСКИЙ ЗАКОН?
Коль скоро национальный капитал воздерживается от вложений, приходится ли удивляться смехотворному объему иностранных инвестиций в российскую экономику. Росстат, правда, числит по этому разряду и средства, полученные на возвратной основе, то есть кредиты. Но в мире инвестиционную привлекательность экономики принято оценивать по размеру прямых капиталовложений. А здесь Российская Федерация по-прежнему не блещет. За девять месяцев 2004 года в Россию пришли 5,6 млрд долларов. Если статистика уже учла 2 млрд, с которыми ConocoPhillips выиграла аукцион по продаже 7,59% акций «Лукойла» в конце сентября, картина еще больше меркнет. То, что в результате накопленный объем прямых иностранных инвестиций дошел всего до 30 млрд долларов, портит ее окончательно. Правда, Владимир Путин в упомянутом интервью говорит о 10 млрд долларов заморских капвложений за отчетный период. Поверим в профессионализм аппарата администрации президента. Но вот только в инвестиционном контексте РФ принято сравнивать с КНР. Соблюдем традицию: за один только 2003 год прямые иностранные инвестиции в Китай составили 53,5 млрд долларов. Кстати, в том же году совокупный мировой объем этого бизнеса, по оценке ЮНКТАД, был равен 653 млрд долларов. No comments.
Кстати, в прошлом году довольно отчетливо проявилась любопытная тенденция. Речь о том, что иностранцы, похоже, приняли за правило согласовывать заметные по размерам капиталовложения в реальный сектор нашей экономики на государственном уровне. В общем-то, такая практика существует и в развитых странах, чьи профильные ведомства контролируют аналогичные сделки. Правда, что-то не слышно, чтобы к этому привлекался высший уровень государственного руководства, как в случае с той же ConocoPhillips. Да и канцлеру ФРГ, например, пришлось замолвить словечко перед президентом России о концерне Siemens, который хотел бы инвестировать в российскую компанию «Силовые машины». А здесь-то цена вопроса вообще несопоставима: 200–300 млн долларов, растянутые на несколько лет. Не верят иностранцы в российский закон, что ли?

ЗАСУХА НА ФОНЕ ЗОЛОТОГО ДОЖДЯ
Поневоле возникает невеселая мысль, что масштабных инвестиций в средний и малый бизнес, от которого, на самом деле, зависит перспектива диверсификации и устойчивого развития, нам, быть может, долго еще не увидеть.
Есть, конечно, фонды прямых инвестиций (ФПИ). В России они очень часто вкладываются в компании, непосредственно ориентированные на потребительский рынок, будь то медиа, медицина или общепит. ФПИ никакие рейтинги нипочем, лишь бы были пусть даже единичные предприятия с высоким потенциалом роста. К концу 2005 года они предполагают удвоить объем операций до 4–5 млрд долларов. Правда, в России менеджеры этих фондов исходят из доходности не ниже 35–40% годовых, в США же средняя доходность ФПИ – в пределах 25%. Прямые инвестиции – всегда высокий риск, но в нашей экономике он, стало быть, минимум в полтора раза выше. Добавим: будучи финансовой операцией, вложения ФПИ суть всегда игра, спекуляция. Они крайне полезны, но отнюдь не заменяют стратегические инвестиции как инструмент содействия экономическому развитию.
Если двойной инвестиционный рейтинг не расшевелил наш фондовый рынок, едва ли он в силах что-то существенное сделать для реального сектора. И уж тем паче не может перевесить или завуалировать – напротив, даже подчеркивает – другой безрадостный факт: экономические достижения России в минувшем году свелись в основном к тому, что российское правительство исправно собирало в свои резервуары обильные нефтедолларовые осадки. Вполне в духе барона Филиппа – Скупого рыцаря.
Наверное, тот тоже мог бы предъявить сыну Альберу свой замечательный рейтинг.

Андрей Журавлев
кандидат экономических наук, ответственный секретарь Института транснациональных корпораций



Факт присвоения рейтинга усиливает у властей иллюзию того, что благополучие и благоденствие обрушились на нашу экономику

Зная фискальную, а не структурную направленность нашей налоговой политики, трудно заподозрить минфин в изощренных планах организации перетока капитала

Достижения России в 2004 году свелись в основном к тому, что правительство исправно собирало в свои резервуары обильные нефтедолларовые осадки

[вернуться к оглавлению]     [обсудить статью на форуме]      [следующая статья]
Журнал уже в продаже

Письма читателей

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ: «Русская цивилизация»

Столкновение миссий
Россия мировая держава просто по факту своего существования


ТЕМА НОМЕРА: КТО МЫ?

Россияне или русские?

Страна, от потрясений уставшая
«Россияне» так и не сложились в полноценную нацию


Бело-сине-красное распутье
Чего хотят от жизни наши сограждане?


Бизнес с точки зрения народа
Большинство граждан РФ путают предпринимателей и олигархов


Требуется обрести смысл
Без национальной консолидации страна потерпит крах


СВОЕ ДЕЛО

МИФОДИЗАЙН
DJ-культура, или Как продать больше тем, у кого уже все есть?
Брэндинг по-русски. Статья шестая


Сверхновый русский бизнес: неожиданные возможности
Состояние общества открывает перед малыми и средними предпринимателями заманчивые перспективы


КАДРЫ
Управление персоналом как технологический процесс
О практической ценности формального определения базовых положений кадровой политики


Детектор гениальности
Психоневролог Эдуард Ложкин запускает бизнес-программу поиска одаренных людей


ТЕХНОЛОГИИ УСПЕХА
Трава-мурава как «подрывная инновация»
Российская фармацевтика создает лекарства мирового уровня


ТЕНДЕНЦИИ

ВЗГЛЯД
Стена
Невеселые размышления об экономической политике


МИРОУСТРОЙСТВО
Мессир и его команда
Бесы «оранжевой» революции


Поражение или выигрыш времени?
События на Украине и российские интересы


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС
Вступим или вляпаемся?
Форсированное втаскивание страны в ВТО чревато непредсказуемыми последствиями


ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА
Рейтинг барона Филиппа
«Инвестиционная полноценность» России: реальность или видимость?


РЫНКИ
Мелких рыбешек поедают – но не всегда
Рекламный рынок: cобытия и тенденции


ГОДОВОЙ ОБЗОР РОССИЙСКИХ РЫНКОВ
В новый год – с максимально сдержанным оптимизмом

ГОДОВОЙ ОБЗОР МИРОВЫХ РЫНКОВ
2005: то же, но хуже

ОПЫТ И ТРАДИЦИИ

ЛИЧНОСТИ
Шалый
История жизни Александра Гучкова – человека, желавшего творить Историю


ПОДВИЖНИКИ
Простое русское чудо
Монахи Данилова монастыря создают новую реальность в вымирающей глубинке


ЧЕСТЬ ИМЕЮ
Труды и дни «Консула»
Фонд поддержки спецназовцев набирает силу


ОБРАЗ ЖИЗНИ

ПАЛОМНИЧЕСТВО
Иерусалимский синдром
Сотрудник редакции посетил Святой Город


ЖИВОПИСЬ
Любимая Россия Павла Рыженко
Героическая живопись в Новом Манеже


ТВ
Заточка зрения
Для тех, кто не может не смотреть телевизор


МОДА
Производство желаний
Содержание в поисках формы


Русский вкус
Интервью со знаменитым историком моды


АВТО
Автострахование: хватит на ремонт или нет?

ТЕСТ-ДРАЙВ
Спокойная сила
Тестируем Volkswagen Touareg


 
При перепечатке и цитировании материалов - ссылка на "РП" обязательна   © "РП" 2001 - 2005
webmaster

Сайт РПМонитор
РПМонитор - ежедневный аналитический интернет-журнал